Примите участие со статьей
Вы здесь
Начало > Интервью > Гоголевед С.А. Шульц о бессмертных произведениях Гоголя – ИНТЕРВЬЮ

Гоголевед С.А. Шульц о бессмертных произведениях Гоголя – ИНТЕРВЬЮ

Сергей Анатольевич Шульц – известный российский литературовед, гоголевед, толстовед.
В 1992 г. С.А. Шульц окончил филологический факультет Ростовского государственного университета. В 1994-2004 преподавал на филологическом факультете  Ростовского государственного университета. В 1998 г. защитил в МГУ им. Ломоносова кандидатскую диссертацию «Мифологизм Гоголя», в 2004 г. защитил в Санкт-Петербургском государственном университете докторскую диссертацию «Драматургия Л.Н. Толстого в контексте исторической поэтики (герменевтический аспект)».
— Расскажите, пожалуйста, о широко известных Гоголевских чтениях.
— С 2000 г. московский Дом Гоголя  (это мемориальный музей и библиотека), занимающийся широкой культурно-просветительской деятельностью, проводит ежегодные Гоголевские чтения с изданием сборников. Я участвовал в чтениях в 2004, в 2013-2016. Принимал заочное участие в Белградской конференции (заочное, как и в других конференциях «цикла» 2013-2016 гг.). В основном мои доклады были посвящены «Мертвым душам», а потом в доработанном виде вошли в мою целостную монографию  о поэме Гоголя (2017 г.).
— Вы принимали участие в XIV Гоголевских чтениях «Творчество Гоголя в диалоге культур», Москва, 2014 г., с докладом «Поэма Н.В. Гоголя “Мертвые души и жанр ирои-комичесской поэмы».”. В докладе Вы проводите интересные параллели между «Мертвыми душами» и «Орлеанской девстенницей» Вольтера, «Дон Жуаном» Байрона, «Евгением Онегиным» А.С. Пушкина и др. В чем суть этих параллелей?
— Мой стендовый доклад на 14-х Гоголевских чтениях был посвящен роли ирои-комической поэмы в жанровом составе «Мертвых душ», отсюда параллели к названным Вами текстам, также близким модели ироикомической поэмы.  Эта модель  представляет высокие события сниженным языком описания, сочетает серьезность и насмешку, пародию и «противопародию»; но такая жанровая традиция  не «развенчивает» что-либо, а подвергает его испытанию.
В доработанном виде доклад вошел в уже упоминавшуюся мою книгу о «Мертвых душах».
— Какова была тема Вашего доклада на XVI Гоголевских чтениях «Н.В. Гоголь и Славянский мир» (Москва – Белград, 2016)?
— Стендовый доклад назывался «Мотивы русской волшебной и бытовой сказки в повести  “Вий”» (там рассматривалась роль в повести мотивов инициации, зачарованного танца, взаимоперехода живого и мертвого, роль мотива   «ведьмы»). Доклад должен скоро выйти из печати в: Wiener Slawistischer Almanach. Bd.  79 (2017).
— Как часто проводятся другие Гоголевские конференции?
— Регулярно Гоголевские конференции проводит Нежинский университет (Украина), где существует Гоголеведческий центр и постоянно издаются «Гоголеведческие студии».
— Существуют ли общества Гоголя?
— Мне неизвестно о существовании на данный момент «обществ Гоголя». С другой стороны, указанные выше типы конференций и  изданий именно представляют собой вполне полноценные аналоги «обществ Гоголя».
Фонд Гоголя во главе с И.П. Золотусским находится в Москве. В Интернете о его деятельности только информация прошлых лет. Игорь Золотусский – председатель правления фонда по сохранению творческого наследия писателя, автор книги “Гоголь” из серии ЖЗЛ, других многочисленных статей о классике. В Интернете о  деятельности фонда  только информация прошлых лет.
— Каковы основные темы Ваших исследований Гоголя?
— Основные темы моих исследований Гоголя: мифопоэтика, историческая поэтика, сравнительно-исторический аспект, интертекстуальность. Видимо, всё это можно связать с попыткой развития импульсов М.М. Бахтина, его идеи «большого времени» и других его идей. С другой стороны, я стараюсь уделять посильное внимание также и «малому времени» – гоголевской эпохе.
Одна из Ваших тем – театральность в художественной литературе. Понятие «театральность» рассматривается в рамках изобразительного искусста, в архитектуре и т.п.  Какое значение по-вашему мнению имеет термин «театральность»
— Термин «театральность» имеет очень много смыслов. Если сказать коротко, то это всегда некое «представление для других», «игра», «сценичность», «ролевое поведение» – как со стороны отдельных лиц, так и целых сообществ  и даже мира вообще. Такой взгляд сложился в эпоху поздней античности, а широкую известность получил благодаря В. Шекспиру.
В искусстве театральность может быть предметом изображения (скажем, «Маскарад» Лермонтова), а может быть, с другой стороны,  творческим принципом. У Гоголя нередко реализуются оба измерения театральности: например, в его драматургии параметрами художественной реальности «играет» автор-демиург, причем именно для других. Это не препятствует связи гоголевской драматургии  с духовным театром и с истоком средневековой европейской драмы – церковной литургией; подробнее см. об этом в моей статье «Гоголь: от  драматургии к «Размышлениям о Божественной Литургии» в издании: Гоголеведческие студии. Вып. 4, Нiжин, 1999.
Явно театрализованным выступает образ автора в гоголевских «Вечерах на хуторе близ Диканьки», первом томе «Мертвых душ», «Выбранных местах из переписки с друзьями» (в последнем тексте особенно заметны элементы религиозного юродства).
— В исследовании сочетаются теоретический и исторический  подходы, что на сегодняшний день оптимально для работ гуманитарного характера. В ключе построений Бахтина главное внимание уделено мною жанровому измерению гоголевских текстов как способу конституирования и «опознания» их сущности. Также в бахтинском русле – философизация (я бы ввел термин «панфилософизация») литературы, искусства, исторического и жизненного мира вообще, что до Бахтина было подготовлено Гегелем, Шеллингом, Дильтеем, затем имело место у Хайдеггера. Лихачевская категория «внутренний мир произведения», важная для моей работы, прямо или косвенно перекликается с отмеченной «панфилософизацией».
— Как Вы обрисуете Ваш поход к предмету исследования в чисто «субъективном» аспекте?
— Я старался исходить из презумпции полного доверия к Гоголю, т.е. отмел всякие попытки его «поучать», позиционировать себя  с якобы «высоты» последующих эпох, якобы «высоты» сегодняшнего времени и т.п. В этом – фундамент горизонта моего предпонимания.
Можно ли наметить возможные перспективы дальнейшего исследования поэмы Гоголя «Мертвые души»?
— Я, в частности, попытался указать в своей книге на то место, какое занимает категория души в поэме и вообще у позднего Гоголя.  Для Гоголя душа –  основа мира и человека, основа искусства,  религии. Именно по поводу так понятой основы он много и концептуально рефлексировал, в художественной форме и в теоретической. Я это затрагиваю особенно подробно при сопоставлении Гоголя с Гераклитом, Шеллингом, Хайдеггером. Важным представляется появление работ (тем более целостной работы), сопоставляющих взгляды  на проблему души у Гоголя и Плотина (о важности в данном случае именно фигуры Плотина мне написал из Германии проф. И.П. Смирнов, имея в виду идею философа о возвращении душ во всеединство),  М.  Экхарта,  св. Бонавентуры, в католическом культе «сердца Иисусова», в русской религиозной философии (например, у П.Д. Юркевича, Б.П. Вышеславцева с их аналитикой «сердца», у С.Л. Франка)…
Об иных различных перспективах  исследования Гоголя (а также об общих  мотивах моего обращения к его творчеству) я не так давно высказывался  в  тексте отчасти мемуарного характера:
Шульц С.А. Ответы на анкету «Гоголеведческих студий» // Гоголеведческие студии. Нiжин, 2013. Вып.3 (20). С.408-410. (Сетевая версия:http://www.ndu.edu.ua/index.php/ua/gogoleznavchij-tsentr/diialnist-hoholeznavchoho-tsentru/item/1033-hoholeznavchi-studii).
— Предполагаете ли Вы в будущем другие свои книги посвятить  Гоголю?
— Сейчас  я в главном завершаю работу над относительно небольшой книгой с примерным названием «Повесть Гоголя “Вий” и вокруг нее». Это опыт исследования претекстов  «Вия» и вместе с тем история художественных рецепций повести Гоголя в России и в Западной Европе. Напомню в этой связи важное и, может быть, неожиданное замечание А.Д. Синявского о том, что «Вий» – центральное произведение Гоголя в том плане, что в нем отразились все основные проблемы и аспекты его творчества. Это должна быть первая книга в гоголеведении, специально сосредоточенная на «Вие» (если раньше никто не опубликует).
Часть материалов из готовящейся книги о «Вие» уже напечатана в виде статей, но их все равно необходимо дорабатывать. Кстати, что касается монографии о «Мертвых душах», то ранее многие из вошедших туда материалов также публиковались в виде отдельных статей, но теперь они полностью переработаны, уточнены, концептуально развиты.
Также собираю материалы для относительно небольшой книги  «Пушкин – Гоголь: к метафизике внутреннего диалога».
— Большое спасибо Вам за ответы.
В кн.4/ 2017 журнала «Русистика без границ» будут размещены расширенное интервью и литературоведческая статья С.А. Шульца.
Беседу вела Радослава Лесневска
Портрет Гоголя, художник: Ф.А. Моллер, 1841

 

Top